О Войне, без соплей и пафоса

  
Сообщений: 123
Фронтовик - Водинский Михаил Петрович, пишет:
Приходилось сталкиваться в бою с «власовскими формированиями»?

- Мне неоднократно приходилось видеть «власовцев», и в бою, и в нашем плену. Например, в 1943 году , на нашу сторону перешел в полном составе батальон из Туркестанского легиона - 270 человек. Они убили немецкого командира батальона , майора, и немецких ротных , в звании фельдфебелей, и с оружием пришли с повинной. А дальше произошло следующее : с них сняли немецкие «власовские» погоны и весь этот батальон передали в наш 360-й СП . &np; Я думаю, что скорее всего , подобное решение было согласовано со Особым Отделом. Этот батальон кидали в бою в самые тяжелые места, использовали по сути дела как штрафной, и вскоре от «туркестанцев» почти никого не осталось. Под Белой Церковью нами был взят в плен «власовец», нацмен из Средней Азии, молодой и здоровый парень. Думали -«обозник», но я взял его документы, а там немецкие справки о ранениях Значит -вояка, а раз такое дело , то - «В расход!». Он принял смерть спокойно, если не сказать -мужественно, о пощаде не просил… А немецких пленных обычно не трогали . Могли только «в ухо дать». Был у меня случай. Будучи в пехоте, взял с «управленцами» в плен здорового немца, где-то 1.90 ростом, бывший летчик. Гриша его стукнул пару раз - немец молчит. Притащили его в штаб стрелкового полка к Билаонову. А в штабе полка как раз возле командира находился разведчик, сержант Иванов, имевший пудовые кулаки. Разведчик дал разок «в ухо», немец рухнул, а когда очнулся - то моментально стал все рассказывать и давать информацию. Но подобное «рукоприкладство» допускалось крайне редко.

* * *
Зайцев был начальником штаба. У меня произошла с ним стычка. Как-то , еще на Украине, подполковник Зайцев пришел на НП и начал «выступать» - «Почему в блиндаже не сделаны амбразуры!? Бездельники!». Я ответил ему -«Но, ты, деляга тыловой ! Пошел нахер отсюда!». И тут Зайцева назначают командиром полка. Я думал, что он станет мстить, но подполковник вел себя порядочно. Начальником штаба полка был майор Комаров, блондин -альбинос, которого я заменил на должности командира дивизиона. Комаров трагически погиб после войны в Москве.

* * *

Командир дивизии был тяжело контужен, потерял слух и речь. , и все свои приказы и распоряжения отдавал в письменном виде.

* * *

Мы шли на прорыв под дороге и по льду озера, а с двух ее сторон стояли в ряд немецкие танки и били по нам из своих орудий , считай что расстреливали в упор перекрестным огнем. Дивизия вышла из окружения обескровленной. Заместителя командира дивизии полковника Иванова разжаловали в майоры и перевели на должность командира батальона. А бежавшего с поля боя, бросившего своих людей и орудия, командира нашего тполка , Героя Советского Союза, подполковника Чичкана по суду трибунала лишили за трусость звания Героя и приговорили к 15 годам тюремного заключения.
Сообщений: 123
Подполковник Чичкан всегда был трусом и карьеристом. А Героем он был «липовым», сам себе это звание «организовал» на Днепре. Из - за таких как он , потом и пошло выражение «днепровский Герой», в смысле - по разнарядке… Когда мы оказались блокированными немцами на плацдарме, то вдруг по рации получаем из штаба указание : назвать имена двух отличившихся в боях на Днепре военнослужащих , для представления их к званию. Мы еще с командиром дивизиона удивились, мол, бред какой-то, несерьезно все это, на Героя представляют, и по рации просят фамилии? Тут пока простой орден дадут, через «надцать» штабных инстанций наградной лист пропустят, а то Золотая Звезда!? Назвали по рации фамилии впоследствии погибшего телефониста Дешина и командира орудия Захарова. И они это звание получили. А Чичкан по рации передал наверх, в штаб дивизии свою фамилию и своего радиста, который на передовой даже минуты никогда не был! И оба оказались в утвержденном списке на звание Героя ССР. С таким же успехом, мы, с командиром дивизиона, могли назвать свои фамилии, и в скором времени повесить себе на грудь Звезду Героя.
Сообщений: 123
МИНОМЕТНЫЙ ТРОФЕЙ.

Перед встречей с молодежью перебираю свои фронтовые реликвии. На глаза попалась архивная справка, в которой дана выписка из наградного листа о представлении меня к ордену Красной Звезды. Странное дело: орден есть, а за что он - не знаю...Бои на Украине в ноябре 1943 года были тяжелые. И столько в ту осень заслуг, за которые давались ордена и медали, было у каждого разведчика, что и не счесть. А орден пришел, как нередко бывало, значительно позже. Поэтому трудно было сказать, за что конкретно.

Ситуацию прояснила... жена. Она послала запрос в Центральный архив Министерства обороны РФ. Пришел ответ, в котором говорилось: «В бою северо-западнее высоты 152,1 Онуфриевского района Кировоградской области 24 ноября 1943 года тов. Добкин с криком «Вперед, гвардейцы!» бросился в атаку впереди всех и увлек за собой других бойцов. Когда он расстрелял все патроны, продолжал громить противника гранатами. В этом же бою захватил повозку с минометами, уничтожив ездового и одного немецкого офицера».

В памяти сразу же всплыл тот бой.

... Хмурый осенний день. Сквозь сетку дождя тускло просматривается задымленный передний край обороны немцев. Грохочут снарядные раз­рывы, словно кто-то таскает по камням огромный железный противень. Дрожит земля. Нервы напряжены до предела, и кажется, что ты сам слился с этой грохочущей, дымной панорамой боя, стал маленькой ее крупинкой. Время артподготовки, кажется, остановилось... Вдруг грохот ослабевает, откатывается в глубину вражеской обороны подобно огромней невидимой волне. Этот миг нельзя упустить, иначе противник опомнится от арт. удара, поднимется и встретит атакующих огнем уцелевших средств.

-За Родину! За Сталина! Впере-е-е-ед! - прокатывается по траншее.

Мы, разведчики, - элита батальонов, понимаем, что должны быть впереди атакующих рот.

-Гвардейцы, вперед! - кричу, что есть силы, выскакиваю из траншеи и бегу, поливая огнем из автомата вражеские траншеи.

Справа и чуть сзади вижу Константина Пономарева, слева - Виктор Ткачев. Мы быстро подходим к высоте, бежим по склонам, забрасываем траншеи гранатами. Патронов в дисках автоматов уже нет, но есть еще гранаты.

-Вперед!

За высотой - огневая позиция вражеской минометной батареи. Разведчики врываются на ее левый фланг. И тут я замечаю конную повозку. Ездовой стегает коней. Рядом бежит офицер. Гранатой их не возьмешь. Выхватываю пистолет. Пешему догнать конного непросто. Стреляю навскидку по ездовому. Тот завалился набок, кони сбавили ход. Офицер хотел вскочить на повозку. Но я и его подсек. Остановил коней, передал повозку подоспевшему командиру роты гвардии лейтенанту Василию Момоте.

Потом посмотрели: а что там, на "фрицевой" повозке?

Минометы! Один взвод, значит, успел сняться с позиции. Да не ушел, догнал я его. За это и орден дали.

Вот такой оказалась «биография» моего ордена Красной Звезды.

К. ДОБКИН.
Сообщений: 123
Секреты разведчиков.

Те, кто читал книгу А.А. Долина и Г.В. Попова «Кэмпо, традиции воинских искусств», помнят рассказ о ниндзя по имени Дзиннан. Этот ниндзя, чтобы выполнить задание по устранению могущественного даймё Уэсуги Кэнсина, проник в его замок и спрятался в уборной- нырнув с головой в нечистоты. Дыша через трубочку этот ниндзя дождался утра и когда его жертва присела над отверстием - проткнул его копьём до самого горла и опять нырнул на дно. Когда суматоха улеглась, он благополучно скрылся - покрыв себя славой (всё остальное от отмыл и проветрил). Когда я рассказал эту историю своему отцу- ветерану Великой Отечественной войны, полковому разведчику, он рассказал мне ещё более удивительную историю о смекалке и находчивости наших разведчиков, удивительно перекликающуюся с подвигами легендарных ниндзя.

Это произошло в 1944 г. Наши войска освобождали Украину. На участке фронта, где воевал мой отец, готовилось наступление. Штабу нужны были свежие сведения о противнике. Разведгруппа отца получила задание срочно взять «языка». Тщательно проверив экипировку и оружие отряд отправился к линии фронта. Было еще темно, до рассвета оставалось еще пару часов. Небольшой отряд незаметно пересёк нейтральную территорию и затаился в небольшой лесополосе возле позиции противника. Немцы расположились в нескольких домах пустой деревни. Посреди деревни скопились несколько орудий и грузовых машин. На окраине виднелось несколько укрепленных постов. Подойти незамеченными ближе было нельзя. Уже начинало светать. Время на выполнение задания становилось все меньше и меньше. Старший группы тихо выругался. Хотелось курить. Одежда от росы вся вымокла, и неприятно холодило тело.

Наконец долгое ожидание было вознаграждено. Одинокий «фриц» выскочил из ближайшего дома и лёгкой трусцой направился прямо на них. Разведчики прижались к земле и приготовились. Но что это!? Немец на ходу расстёгивает штаны и приседает на корточки возле ближайшего куста. Так его и взяли со спущенными штанами.

Когда разведчики притащили «засранца» в штаб от него несло за километр. Разведчикам устроили разнос за то, что они принесли в часть это «бактериологическое оружие», но после того как пленный дал показания, полковник сменил гнев на милость.

Вот такую история рассказал мне мой отец ветеран войны, полковой разведчик Добкин Ким Вениаминович. А вы говорите ниндзя.

М.К. Добкин
Сообщений: 123
Из письма радиста 159 гвардейского отдельного батальона связи 94-й гвардейской стрелковой дивизии, гвардии сержанта (ныне майора в отставке) Тинькаева А.Е. от 11 октября 1985 года.

"Хочу написать несколько слов о своем боевом пути... В 1942 году, когда враг находился у стен Сталинграда, я учился в военно-пехотном училище в городе Хабаровске. Нас, курсантов, поспешно погрузили в эшелон для того, чтобы помочь нашим боевым частям, отстаивающим независимость Отечества под Сталинградом. Но мы туда не попали…

В марте 1943 года мы выгрузились из эшелонов под Воронежем. Прошли маршем 250 км вдоль передовой. Конечным пунктом было село Беломестное, где формировалась наша прославленная 94-я гвардейская стрелковая дивизия. Попал я с начала в роту связи радистом в чине гвардии рядового 159 гвардейского отдельного батальона связи.

В составе 94-й гвардейской стрелковой дивизии я прошел с боями от Белгорода до Берлина и участвовал в освобождении Украины, Молдавии, Польши и Германии.

Я обеспечивал связью штаб дивизии. Начальником штаба 94-й гвардейской стрелковой дивизии был Б.И. Баранов. Иногда, в критических моментах, я сопровождал комдива Шостацкого Г.Н. Нас, радистов, он постоянно брал с собой, когда выезжал на передовую. Григорий Николаевич, мне кажется, был прирожденным военным полководцем. Он был поистине бесстрашным человеком. Его девизом было: "висеть на плечах противника". И поэтому свой штаб он развертывал не дальше 1,5 - 2 километров, а то и 800-900 метров от передовой, т.е. практически в боевых порядках наступающих батальонов.

Теперь о гибели командира дивизии Григория Николаевича Шостацкого.
После успешного прорыва обороны противника на реке Висла, когда наша 94-я гвардейская стрелковая дивизия в составе 26-го гвардейского стрелкового корпуса 5-й ударной армии вышла на оперативный простор, продвигаясь боями к Берлину. На подступах к реке Одер (примерно, в 30-40 км) трагически погиб любимый и уважаемый всеми комдив.

Помню, поздно вечером 29 января 1945 года начальник штаба дивизии подполковник Баранов Борис Иванович развернул штаб в одном из населенных пунктов вблизи реки Одер. Название населенного пункта, к сожалению не помню.

Комдив приказал развернуть радиостанцию гвардии старшему сержанту Перетятко, связаться с командирами подразделений, чтобы уточнить обстановку и месторасположение противника. Особенно его интересовал один городок (название не помню), который значился в маршруте движения дивизии, чтобы там развернуть наблюдательный пункт дивизии.

Около 10-ти часов вечера, было ужем темно, Григорий Николаевич стал проявлять беспокойство. Словно ему чего-то не хватало, хотя обстановка на пути продвижения дивизии была нормальная. Будучи в несколько возбужденным состоянии, он принимает решение ехать к этому городку и развернуть там наблюдательные пункт штаба дивизии.

Помню гвардии подполковник Баранов Б.И. ему не советовал ехать из-за позднего часа, да еще из-за отсутствия разведданных. Но комдив был непоколебим в исполнении приятного решения. Он дал приказ Баранову Б.И. подготовить "Виллис". С собой распорядился взять двух радистов, ПНШ-1 гвардии майора Орехова Андрея Семеновича и шофера, естественно.

С нами было несколько легковых штабных машин из приданных нам частей: артиллеристы, танкисты и прочие. Мы ехали впереди нашей небольшой штабной колонны.

Помню, доехали до лесочка. С правой стороны, по ходу движения, расположен был населенней пункт, с левой стороны - лес и проволочные заграждения.

Ехали со светом. Метрах в семидесяти возле домиков я заметил лежащих немецких солдат. Я комдиву тогда и говорю: "Товарищ полковник, смотрите, у домиков фрицы!" А он мне отвечает: "Что, сынок, струсил?"

Я сидел на заднем сидении крайним слева, и мне было хорошо ыидно впереди лежащих немцев.
Сообщений: 123
Мои слова подтвердил начальник радиостанции гвардии старший сержант Перетятко, который сидел рядом гвардии майором Ореховым. И когда комдив сам убедился, что впереди немцы, он остановил машину и громким голосом на немецком языке крикнул, обращаясь к лежащим немцам: "Ханде Хох!"

Немцы, а их было около 30-тичеловек, быстро оценили обстановку, учли наши незначительные силы, и на приказ комдива ответили губительным огнем пулеметов и автоматов. Комдив сразу же был смертельно ранен в живот, а Перетятко был смертельно ранен в грудь. Тяжело ранен в ягодицу был гвардии майор Орехов. Шофер был убит за рулем. Я вывалился из машины и оказался в кювете. Гвардии майор Орехов лежал в крови. Я подкатился к нему. "Жив, сынок?" - спросил он. "Вроде, да…" - ответил я и постарался оттащить гвардии майора подальше от машины. Затем оказал ему первую помощь. После этого туда же перетащил комдива Шостацкого и гвардии сержанта Перетятко.

Стрельбу услыхали наши разведчики. Они прибыли на место боя. Что было потом, я не знаю…

На этом письмо майора в отставке Тинькаева Алексея Ефимовича заканчивается.
Сообщений: 123
79-й Измаильский пограничный отряд

Историю прислал Якуцени Сергей Павлович.

Чернов Прокофий Тихонович, встретил войну ранним утром 22 июня 1941 г. в Килие. 79-й Измаильский пограничный отряд во взаимодействии с кораблями 4-го Черноморского отряда пограничных судов охранял участок границы на Дунае. Штаб отряда дислоцировался непосредственно в г. Измаил. Его четыре комендатуры находились в городах Рени, Измаил, Килия, Вилково. В них входили 20 застав. Численность личного состава отряда составляла 1569 человек.
Пограничники отряда, моряки пограничных судов вместе с частями Красной Армии не только десять дней прочно удерживали границу, но и провели несколько рейдов (23, 24 и 25 июня) на румынскую территорию, уничтожив все вражеские передовые кордоны и пикеты, овладев рядом населенных пунктов, в том числе г. Старая Килия, с. Пардина, островом Раздельный, мысом Сатул-Ноу.
В ходе рейдов пограничниками отряда было уничтожено значительное число солдат противника, захвачены большие трофеи. Исходя из опыта первых рейдов на вражескую территорию, командование 9-й армии решило осуществить высадку более крупного десанта, избрав в качестве объекта румынский город Килия-Веке, мощный опорный пункт, который был атакован бойцами подразделений 79-го погранотряда и частей 51-й дивизии на {кораблях 4-го Черноморского отряда пограничных судов в предрассветные часы 26 июня. Стремительной атакой десантники к 10 часам заняли плацдарм глубиной до 3 км и шириной до 4 км, разгромили пехотный батальон, усиленный артиллерией и пулеметами, а также румынскую погранзаставу. Всего на участке 79-го погранотряда с 22 июня по 2 июля W г. было взято в плен 665 человек, убито 327 человек, ранено до 100 человек, захвачено значительное количество вооружений и боеприпасов. Мужественно отстаивали вверенные им рубежи на границе с Румынией в первые дни и пограничники 23, 24, 25, 26-го пограничных отрядов.
Успешные действия пограничников на южном участке фронта стали возможными потому, что командование Одесского военного округа, исходя из реальной обстановки, в ночь на 22 июня привело войска в повышенную боевую готовность, и они заняли позиции по плану прикрытия границы. При этом в первые дни войны пограничные части не только оборонялись, но и развернули боевые действия непосредственно на территории Румынии.
Десанты пограничников имели тактический успех потому, что были тщательно спланированы, всесторонне подготовлены, поддержаны войсками прикрытия границы. Слаженные действия пограничников и войсковых частей, экипажей пограничных катеров и речных мониторов сковывали инициативу противника, он нес потери и был вынужден отвлекать силы и средства с направлений своих главных ударов. Это была ощутимая помощь войскам Красной Армии, ведущим тяжелые, изнурительные бои на западном направлении.
Сообщений: 123
Мой дед - машинист бригады дальнобойной морской артиллерии

Историю прислал Александр.

Моему деду по отцовской линии Анхимову Павлу Яковлевичу, родившемуся в селе Путилово нынешней Ленинградской области, к 1941 году исполнилось 28 лет. Моему отцу Владимиру Павловичу - его сыну - чуть больше года. Бабушка - Анхимова (Муханова) Мария Васильевна была ровесницей деда. В то время они жили на станции Дунай нынешнего Всеволожского района Ленинградской области и работали на торфоразработках. Дед - машинистом паровоза, бабушка - стрелочницей. У деда за плечами была срочная служба, которую он прошел мотористом на Балтийском Флоте в Кронштадте. И на фронт призван был в БалтФлот. Но попал не на корабли, а в бригаду дальнобойной морской артиллерии. Тоже машинистом паровоза.

Сохранившиеся дальнобойные орудия, зачастую снятые с военных кораблей, запертых фашистами в Кронштадте, можно увидеть на форте Красная Горка под Петербургом и в железнодорожном музее на Варшавском вокзале.

Всю блокаду дед воевал на Ленинградском фронте, и как мог поддерживал бабушку с сыном - моим отцом, которые тоже остались в блокаде под Ленинградом. Дед не курил и не пил, и все "сэкономленное" довольствие переправлял бабушке, а она меняла его на еду. Так удалось выжить. После прорыва блокады дед с войсками Ленинградского фронта в составе своего подразделения дошел до Кёнигсберга, был награжден медалью "За боевые заслуги", а потом вернулся домой. До самой пенсии работал машинистом паровозом и мотовозов на торфоразработках в Ленинградской области. О войне рассказывать не любил, бывало, слова из него не вытянешь. Да и бабушка никогда о тех временах не рассказывала. Трудно далась им наша Победа. Но мы помним их боевой и трудовой подвиг. Помним и гордимся!
В начало страницы 
|
Перейти на форум:
Быстрый ответ
Чтобы писать на форуме, зарегистрируйтесь или авторизуйтесь.